ПОЧЕМУ МЫ НЕ ЛЮБИМ ЧУЖИХ ДЕТЕЙ

Дети — цветы жизни. А если это чужие дети, которые устраивают истерику в самолете или бросают в вас пастой в ресторане? Анастасия Жук размышляет, как понизить градус ненависти в обществе по отношению к маленьким, но очень заметным людям.

В ресторане мы должны были обсудить, почему нам нужно расстаться. Но за соседним столиком сидели две мамы с детьми. Один ребенок носился вокруг стола и стрелял в посетителей из игрушечного пистолета, другой смотрел мультик по айпаду на полной громкости, а когда его стали одевать, разорался… Неужели нельзя сделать отдельные рестораны для людей с детьми? Пусть они дадут остальным спокойно жить!

Или так: наш рейс задержали на полтора часа, потом еще двадцать минут мы сидели в холодном автобусе. Когда наконец зашли в самолет, ребенка уже невозможно было успокоить. Если бы разрешили походить по салону, я бы его убаюкала, но на взлете нужно сидеть и мультик не включишь. Малыш проплакал больше получаса. Я думала, у меня разорвется сердце. А люди смотрели на меня, будто я источаю ядовитый газ. Что мне, задушить его, только бы им было тихо при взлете? Мне казалось, нормальные люди должны любить детей и понимать, что они иногда плачут.

детиЭти истории я выдумала, конечно. У нас с Борисом такого не случалось, хотя мы и летаем, и в ресторанах иногда бываем. Один раз он наотрез отказался заходить в супермаркет. Ну ладно, в конце концов, можно прожить денек и без йогурта.

Факт в том, что обе точки зрения имеют полное право на существование. Знаете, как дети делают: они подходят к твоему столику в ресторане, ты им улыбаешься, машешь рукой — и все, теперь ребенок полтора часа будет бегать от твоего стола к родительскому, и игнор, который ты на себя напускаешь после пятого подхода, малыша только раззадоривает. А родители что? Быстро заливаются вином, пока другие взрослые из племени переняли на себя ответственность за безопасность потомства. Мило, конечно, только мы же не из одного племени, да?

А ЗНАЕТЕ, КАК ДЕЛАЮТ ВЗРОСЛЫЕ?

Они кривят лица, когда ты с ребенком на руках подходишь к очереди на паспортный контроль. Или очень радуются и начинают совать твоему сыну в лицо «козу рогатую». Стоит ли говорить, что мало на свете младенцев, которые приходят в восторг от неожиданного вторжения незнакомых людей в их зону комфорта?

А стюардессы на стойке бизнес-класса, куда ты подходишь и вежливо (вежливо!) просишь зарегистрировать тебя вне очереди, потому что ребенок не очень любит долго стоять на одном месте, — они знаете какое делают лицо? Будто я восемнадцатый раз прошу у них в долг сто баксов и никогда еще ни цента не вернула.

Я подвожу разговор вот к какому вопросу: маленькие дети в общественных местах

КТО ТУТ ПРАВ, А КТО ВИНОВАТ?

Обязаны ли все люди в музее любить моего ребенка настолько сильно, чтобы жертвовать своим отдыхом? Я полоумная мать, в сражении за Борины интересы могу пойти на некоторые излишества. Но даже я считаю, что нет — не обязаны.

Так что, мне теперь дома сидеть? И сколько — четырнадцать лет, пока Борис сам не начнет заказывать себе стейк с кровью? А в самолеты тоже нельзя? И в поезда? Нельзя на море, в горы, на выставку? А в магазин можно? А в магазин игрушек? Короче, если уже не пускать, то не пускать никуда, мне так кажется. И где ее взять, эту градацию: сюда можно, а сюда — ни за что? Принять на законодательном уровне? Это идея: ввести административную ответственность за детский плач в людном месте. Упал малыш в парке — 250 гривен. Бросил на пол ложку в ресторане — 400 гривен. Дернул за волосы тетю в самолете… В общем, продолжать могу бесконечно.

Понятное дело, решения нет. Нельзя поместить всех детей в резервацию и получить тихий, не потревоженный криками город. И да, конечно, нельзя требовать чрезмерной любви и понимания от дяди в ресторане, который получил по лбу игрушечным самолетиком. А потом его бокал с дорогущим вином упал со стола, а потом, когда ребенка поймали и усадили в детский стульчик, он зарыдал так, что заглушил модного диджея, и из ресторана ушли трое постоянных клиентов.

ДАВАЙТЕ ПРОВЕДЕМ ЭКСПЕРИМЕНТ

Представим кинотеатр. Закроем глаза и погрузимся в кресло какого-нибудь мультиплекса. Кто сидит над вами? Две пары чуть за тридцать, у них сегодня выходной, они побывали в пивной, а теперь пришли смотреть комедию, но слово «смешной» в названии фильма оказалось обманчивым. Им скучно, жёны переговариваются между собой, наклоняясь через мужей, обсуждают скидки и передают друг другу самый хрустящий в мире пакетик чипсов. А один из мужей, видимо, торопится или просто страдает нервным расстройством, поэтому равномерно лупит ногой по вашему креслу.

детиВ ряду под вами сидит группа подростков. Они опоздали на 15 минут и ослеп-ляют вас экранами телефонов. Они по очереди встают и выходят, явно отрепетировав заранее этот номер так, чтобы получалось каждые десять минут. Они комментируют реплики и костюмы героев, иногда хлопают, иногда ржут не к месту. Бывает, они решают поменяться местами, потому что Вася поругался с Машей и теперь хочет дружить с Таней…

Справа — парочка, которая села строго рядом с вами, хотя весь ряд свободен. Тетя кладет руку на ваш подлокотник, и ей явно все равно, что ваши локти соприкасаются. А потом у нее звонит телефон и она отвечает! Вы прислушиваетесь — наверняка же она детский кардиохирург и сейчас скажет: «Выезжаю, готовьте операционную», но нет — звонит Дашка из бухгалтерии спросить, какую селедку лучше брать на шубу…

Вам нравятся все эти люди? Нет, они бесят вас так же, как и меня.

А что делать? Не будешь же бесконечно со всеми ругаться и шикать, одергивать и воспитывать взрослых? Можно, конечно, но это не называется отдыхом, к тому же рискуешь получить в лицо.

Что делаю я? Пронзительно смотрю. Вкладываю в этот взгляд каждый лучик своего цинизма и иронии, каждый миллиметр своего презрения. В десяти случаях из десяти это не работает. Но я хоть что-то сделала…

А почему бы не устроить из зарисовки «в кинотеатре» общественное движение? Давайте разделимся на две группы — первая будет за свободу разговоров и передвижений во время киносеансов, а вторая — против. Будем вести дискуссии, ссориться и, главное, требовать от хозяев кинотеатров разделения двух аудиторий. Ну а что им — пусть работают, мы же деньги платим.

детиТо же самое предлагаю сделать с автолюбителями: пусть будут дороги для быдла, которое подрезает, паркуется поперек, обгоняет по встречке и сигналит, если пропускаешь пешехода. И дороги для культурных людей. Нужно срочно написать петицию президенту.

Галереи для зануд, которые по полчаса стоят перед одной картиной и рассматривают там неизвестно что, и для тех, кто торопится в магазин сувениров. Прогулочные катера для пивных компаний с воблой и для тонкого слоя интеллигенции с разговорами о Ферапонтовом монастыре.

Нет, не будем выключать телефоны в кино. Не будем соблюдать правила, ведь на дороге король тот, у кого машина больше. В музеях останавливаться не прямо перед картиной, а чуть в стороне, так тоже нормально видно. Ничего этого делать не будем. Давайте бороться за свои права и требовать для других отдельных резерваций.

детиМир устроен так, что жить с людьми нам придется, хотим мы этого или нет. Дети — такие же люди, как и взрослые, а зачастую лучше. Вся эта ненависть, нередко вполне обоснованная, — вопрос обоюдной культуры. Обоюдной, я подчеркиваю. Сменить отношение к себе и к жизни стоит обеим сторонам — и родителям с малышами, и ярым их гонителям. Ребенка, который днем не поспал, у которого заложен нос и который боится незнакомцев, не стоит тащить на ярмарку хенд-мейда. А маму, которая летит с малышом в отпуск и сама уже поплакала восемь раз от того, что не додумалась взять с собой в самолет лишний подгузник, можно если не подбодрить, то хотя бы не уничтожать высокомерным взглядом.

Слишком много вокруг людей, которые живут так, будто на планете нет ни одного достойного существа, кроме них — а значит, никаких проблем с запаркованной на выезде из двора машиной не будет. Но какие дети вырастут у таких взрослых? Правильно — дети, которых мы ненавидим.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *